Гомеопатия

За последние десять лет к гомеопатии проявляют большой интерес, как пациенты, так и врачи. Врачи преодолевают свои предубеждения, чтобы узнать, что же такое гомеопатия и каковы ее возможности. В настоящее время 5 тысяч врачей в Европейском союзе являются членами национальных ассоциации врачей-гомеопатов. Вместе с тем намного больше врачей занимаются прописыванием гомеопатических средств: приблизительно 25-40% от общего числа практикующих врачей делают это время от времени и 6-8% — регулярно. Великобритания является единственным государством-членом ЕС, которое располагает гомеопатическими общественными отделениями в больницах.
Гомеопатия представляет собой систему медицинской практики, которая зародилась в XIX веке в процессе работы немецкого врача Самуэля Ганемана. Он обнаружил, что болезни могут взаимодействовать друг с другом весьма своеобразным способом. Они могут временно или навсегда замещать друг друга. Например, отношения между экземой и астмой. Хорошо известно, что эти два хронических заболевания аллергического происхождения могут замещать друг друга.

Ганеман изучил менее известные разновидности взаимодействия между болезнями и длительное замещение одной болезни другой. Например, он установил, что высыпания на коже, которые существовали в течение длительного времени, исчезли после кори. Более свежий и наименее известный пример: нормализация артериального давления при сильной гипертонии в течение нескольких месяцев после болезни, сопровождавшейся лихорадкой. Ганемана заинтересовало, в чем состоит разница между временным и постоянным замещением одной болезни на другую. И он обнаружил, что длительное замещение происходило, когда две болезни имели аналогичные симптомы. Этот феномен стал известен как «закон подобия».

Следующим шагом для Ганемана стала попытка прибегнуть к этой замене терапевтическим путем. Поскольку он был также специалистом в области химии и знаком со множеством симптомов, вызываемых токсичными веществами, то отдавал себе отчет в том, что определенные болезни по своей природе имеют сильное сходство с симптомами интоксикации. Например, интоксикация от белладонны имеет сходство со скарлатиной, отравление хинином — с малярией, отравление мышьяком — с холерой. Ганеману оставалось сделать лишь небольшой шаг, чтобы объединить идею замещения аналогичных болезней с замещением посредством интоксикации. Например, он попытался вылечить пациентов от скарлатины белладонной. Затем подтвердились его предположения относительно того, что болезни можно лечить с помощью веществ с одинаковым токсическим эффектом: дозой белладонны — скарлатину, дозой мышьяка — холеру. Он допустил, что для определенных заболеваний могут быть найдены специфические средства. Таким образом, он искал другие потенциально полезные лекарства и широко опробовал их на добровольцах («испытателях лекарств»).

Постепенно идеи Ганемана о гомеопатии становились более совершенными. Например, он обнаружил, что пациентов, страдающих не холерой, а другими болезнями, можно также лечить мышьяком при наличии у них других общих «мышьяковых характеристик». И, с другой стороны, не все страдающие холерой пациенты реагировали на мышьяк, а нуждались в другом средстве в зависимости от индивидуальных симптомов. Итак, он заменил нозологические2 рамки мышления определением специфических, индивидуальных состояний болезни.

Он понял, что пациенты, явно вылеченные гомеопатией от определенной болезни, могли снова заболеть этой болезнью или даже другими болезнями. Только если другие данные, такие, как особенности конституции и психологии, а также предшествующие заболевания принимаются во внимание при выборе лекарства, возможно осуществление лечения на постоянной основе.